Движимое и недвижимое имущество: в чем принципиальная разница?

23-10-2009
Движимое и недвижимое имущество: в чем принципиальная разница? Принципиальное различие между движимым и недвижимым имуществом продиктовано самой природой вещей. Деньги, драгоценности, платье, книги, предметы искусства, etc. в принципе перемещаемы. Сложил, погрузил и повез в другие пределы. С домом или квартирой такого не получится – на себе не увезешь.

Некоторым исключением из природы вещей был разве что лидер ливийской революции полковник Каддафи, который всюду ездил со своим бедуинским шатром, в нем привольно ночуя. Впрочем, во время его последней поездки в Нью-Йорк на Генассамблею ООН раскинуть шатер ему не дали и он мыкался бесприютный, подтверждая тем великую силу сложившегося порядка.

Каковой порядок имеет важные ценовые следствия. Рынок недвижимости по необходимости сегментирован, и очень сильно сегментирован. Квартиру не перевезешь из того места, где она в разы дешевле. Отчего довольно убогое жилье в Москве может стоить столько и даже больше, чем хоромы в Берлине. Природа вещей, ничего не поделаешь, а стройкомплекс г. Москвы, познав законы природы, разумно (для себя) их использует.

Но сегментированными – пусть и в несколько меньшей степени – являются также и рынки труднодвижимости и тяжелодвижимости. Глядя за границей на превосходный шкап или буфет и поражаясь его смешной цене, в то же время с горечью осознаешь: «А что проку?» На себе его все равно не потащишь, а если даже и потащишь, за перевес обдерут так, что мало не покажется. Хорошо было бы отправить вагон малой скоростью, но и у почетных железнодорожников нашего времени тарифы таковы, что мебель будет золотой.

То же самое относится и к тяжелодвижимости. Какое-нибудь изящное изделие, но из камня или чугуния – и что прикажете с ним делать? Только посмотреть да отойти. В этом смысле посещать на чужбине блошиные рынки – одно огорчение, а зато отечественные торговцы мебелью и прочими предметами тяжелодвижимости свое дело знают и охулки на руку не кладут. Хоть и не сотни процентов профита, как у стройкомплекса, а все на той же линии.

Но вот, казалось бы, рынок предметов ширпотреба, под которым разумеются носильные вещи, должен быть малосегментированным. Сорочки, платье, туфли, не говоря уже об исподнем – тем более дамском исподнем, – весьма легко уложить в чемодан, и особого перевеса они не дают. Казалось бы, по носильным вещам, которые суть легкодвижимое имущество, принцип выравнивания цен должен действовать. В силу той простой калькуляции, что перелет туда и обратно до Франкфурта (тем более – до Берлина) плюс две ночи в гостинице плюс накладные расходы все равно в случае ремонтировки и экипировки легко отбиваются – и даже с превышением – сравнительно с таковой же экипировкой в многофункциональном торговоразвлекательном центре в городе Москве. Так что даже не очень понятно, с чего те комплексы живут.

Вероятно, со своей главной функции – создавать дамское счастье. Товар скучен, цены немилосердны, зато можно торговоразвлекаться хоть каждый день. Тогда как в Берлин не только каждый день, но даже и каждую неделю не наездишься.

Источник: www.rosbankjournal.ru



Версия для печати
Назад, к обзору всех новостей на сайте