Нефть дорожает. Почему не кончается кризис?

02-07-2009
Нефть дорожает. Почему не кончается кризис? В пятницу за баррель просили $69. По идее жить теперь мы должны как минимум не хуже, чем летом 2005 года, - именно тогда за нефть давали столько же, сколько и сейчас. Но кризиса не ощущалось, наоборот, был экономический бум.
Вместе с экспертами «Комсомолка» попыталась разобраться, почему, когда нефть дорожает, экономика все равно не восстанавливается.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ЗАГОНЕ

«Нефть растет в цене, значит, в бюджет пойдут деньги. Предприятия получат инвестиции и увеличат производство. А там и зарплаты поднимут», - логично рассуждали эксперты до кризиса. Сейчас все по-другому. Нефть дорожает, а промышленность, судя по данным опубликованного на днях отчета Росстата, восстанавливать докризисные позиции не собирается. В плачевном состоянии металлургия, деревообработка, машиностроение. Объемы производства снижены на четверть.

Загибается производство - растет безработица. Не у дел 10% трудоспособного населения.

- Уровень безработицы с 2005 годом, когда нефть стоила, как сейчас, вообще лучше не сравнивать - дурно станет, - предостерегает профессор Российской экономической школы Константин Сонин. - Безработных сейчас в полтора раза больше.

ТЕ, КТО РАБОТАЕТ, ЖИВУТ ДАЖЕ ЛУЧШЕ

Парадокс, но упадок промышленности практически не повлиял на нынешний уровень жизни населения. Напротив, по данным Росстата, он даже выше, чем в 2005 году.

- С фундаментальной точки зрения живется нам не хуже, чем в 2005 году, - смотрит на цифры и сам не верит своим глазам научный сотрудник лаборатории макроэкономического анализа Высшей школы экономики Андрей Дементьев . - Просто жаловаться на низкие зарплаты и дорогие товары стало уже привычкой.

Никто не спорит, зарплаты за последние месяцы, конечно, подрезали. Но произошло это в основном в крупных городах, таких, как Москва, Питер, и там, где они были очевидно завышены. Доходы населения скорее стали реальнее.

- Человек мыслит как? Если экономика в стране барахлит, значит, и у меня кризис, - объясняет преподаватель психфака МГУ Михаил Ефимов.

А дальше начинается экономия на всем. Не случайно выезды за рубеж, по статистике того же Росстата, сократились на 22%. В продуктовом покупается самое дешевое и насущное. Естественно, появляется ощущение бедности, хотя сбережения могут и расти.

«Комсомолка» подсчитала: за последние четыре года, даже если учитывать инфляцию, зарплаты в среднем по стране выросли в полтора раза. Конечно, выросли и расходы. На коммунальные услуги, например. Да и импортные товары недешевы. Но при этом стоимость минимального набора продуктов питания с учетом инфляции осталась на том же уровне, что и в 2005 году.

- Те, кто работает, чувствует себя не хуже, чем в 2005 году, - подтверждает Константин Сонин.

- Если бы не заоблачные цены на квартиры, то можно было бы сказать, что мы вообще живем шоколадно, - добавляет руководитель Индикатора рынка недвижимости Олег Репченко .

Действительно, по сравнению с 2005 годом цены на квартиры с учетом инфляции выросли в два раза. Нынешний рынок недвижимости, по словам Репченко, зависит от цен на нефть лишь опосредованно. Он скорее похож на раздутый пузырь, выросший на спекуляциях и во многом контролируемый кланами.

А вот фондовый рынок от стоимости нефти зависит куда больше. Индекс РТС сейчас такой же, как и летом 2005 года, - около 900 пунктов. И так же, как в 2005 году, фондовики советуют прикупать акции.

- Только берите на долгосрочную перспективу, - говорит Павел Теплухин , президент УК «Тройка Диалог», будто бы и не было мощных обвалов рынка акций.

По его словам, с 1996 года, когда россияне реально узнали про ПИФы, те, кто вложился и не вышел с перепуга, получили 80% чистой прибыли.

МЫ НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫ ДЛЯ ДЕШЕВЫХ ДЕНЕГ?

- На самом деле кризиса в стране вообще нет. То, что сейчас происходит, - это по-другому называется - стагнация (когда перестает развиваться экономика), - начинает играть терминами Андрей Дементьев. - Ведь что такое кризис? Это ситуация резкого падения ипотечного кредитования, как это было в США, или фондового рынка, как это было у нас в России. Все это мы уже пережили.

А Константин Сонин вообще считает, что привязывать экономические показатели напрямую только к одной нефти глупо. Дело ведь не только в ней. Для подъема экономики нужны кредиты.

- Не с дорогой нефтью был связан рост экономики в стране, а в первую очередь с дешевыми кредитными деньгами, - говорит Сонин. - Они «гуляли» по всему миру и частенько захаживали в Россию. А сейчас их просто нет и в ближайшие годы не предвидится.

С ним не соглашается директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

- Зависимость от нефти никуда не делась. Доходы от нее - это и есть дешевые деньги. А дешевых кредитов там, где нет доверия в экономике, не бывает. Пока мы не начнем модернизацию, экономика не поднимется, сколько бы ни стоила нефть, - заключает Делягин.


Версия для печати
Назад, к обзору всех новостей на сайте