Чем занимается банк, что с наших денег так шикарно живет?

06-05-2009

Финанс отвечает на вопросы читателей, которых тревожит ситуация в банковской сфере, гарантии по возвратам вкладов и устойчивость тех или иных кредитных организаций.

Есть у меня и еще у миллиона человек срочные вклады на общую сумму в миллиард долларов, по которым мы получаем проценты, ну, например, 10% годовых. А чем занимается банк, что он с наших денег так шикарно живет, «отстегивая» нам $100 млн ежегодно? Неужели только на кредитах? А, если объем невозвратов превысит все негативные прогнозы и пирамида рухнет? С чего нам будут деньги отдавать, наши вложенные? Про проценты я молчу.

Классический банк действительно зарабатывает в основном на кредитовании. Есть, конечно, и другие доходы – например, комиссионные, по конверсионным операциям, от деятельности на рынке ценных бумаг, доверительного управления. Но если банку перестанут возвращать заемные средства, дела его и его клиентов плохи.

10% годовых – сегодня нормальная ставка для валютных депозитов. Кредиты в долларах и евро самому банку приносят 15-20%. Другое дело, что заемщики предпочитают рубли. Поэтому банкам приходится принимать на себя еще и валютные риски, они тоже закладываются в ставку. Действительно, с ростом просрочки по кредитам ситуация накаляется, и некоторые банки, вероятно, попытаются возводить пирамиды, привлекая новых и удерживая старых вкладчиков все возрастающими ставками. Но у Центрального банка достаточно механизмов, чтобы обнаружить и пресечь такие попытки.

Если все-таки банк рухнет. В этом случае включается один из двух механизмом: либо система страхования вкладов (ССВ), либо санация, когда государство и частные инвесторы выделяют деньги на спасение кредитной организации. В обоих случаях проблемы вкладчиков решаются в первую очередь. ССВ предполагает полное возмещение по депозитам гражданам на сумму до 700 тыс. рублей (или эквивалента этой суммы в любой другой валюте). Выплаты начинаются спустя две недели после отзыва у банка лицензии или введения моратория на удовлетворение требований кредиторов. Кстати, с учетом процентов, начисленных до даты наступления страхового случая. При санации обязательства перед вкладчиками на прежних условиях могут передаваться в устойчивый банк, либо удовлетворяться за счет средств, выделяемых проблемному.

На что прежде всего следует обращать внимание, выбирая банк? По каким критериям оценивать надежность-ненадежность?

Надежность можно оценить только в комплексе. Она характеризуется многими параметрами: финансовыми показателями, акционерной структурой банка, его репутацией, условиями предлагаемых продуктов. По публикациям в деловой прессе, в том числе в «Финансе», вы можете, например, узнать о динамике просроченной ссудной задолженности (ее стремительный рост говорит о потенциальных проблемах), прибыли или убытках, достаточности собственных средств. Прямое участие государства в капитале стоит рассматривать, скорее, как фактор стабильности. Но при этом вам придется смириться с относительно низкими ставками по вкладам. И наоборот, слишком высокий процент по депозитам может свидетельствовать о том, что банк готов дорого платить за ликвидность и принимать на себя большие риски – вряд ли это добавляет ему надежности. С другой стороны, все кредитные организации, которые работают с вкладами граждан, входят в ССВ.

Если банк аффилирован с какой-то крупной бизнес-структурой – Газпромбанк, например, означает ли это его повышенную надежность?

Газпромбанк, вероятно, надежнее многих кредитных организаций в России. Но не надо забывать, что, во-первых, основная деятельность крупнейшей российской компании – «Газпрома» - это разведка, добыча и реализация газа на внутреннем и зарубежных рынках, а вовсе не обслуживание банковских счетов граждан и предприятий. То есть в своей основной деятельности «Газпром» может обойтись без Газпромбанка. Во-вторых, «Газпром» напрямую даже не владеет контрольным пакетом в этом финансовом учреждении.

Если же отвлечься от частностей, то принадлежность к крупной бизнес-структуре не всегда означает повышенную надежность. Иногда, наоборот, именно на банке сосредотачиваются многие риски этой самой структуры.

Есть отечественные банки и есть иностранные банки в России. Надежнее ли последние? Ведь, по логике вещей, у крупных финансовых объединений и материнский капитал больше.

Но и масштаб проблем, стоящих перед материнскими структурами, порой несопоставимым. Кабы речь шла о кризисе, локализовавшемся в России, ответ был бы очевидным. Но сейчас иная ситуация. А поэтому полезно знать, что, строго говоря, финансовой ответственности за деятельность "дочек" в России зарубежные банковские группы не несут. Конечно, они дорожат репутацией, но кризис на «домашних» рынках может заставить их пожертвовать активами на рынках развивающихся. Надеюсь, до этого не дойдет.

Могу ли я, став клиентом западных банков в Москве, например, BSGV или «Райффайзена», открыть счет в этой же кредитной организации, но за границей?

Российские «дочки» зарубежных банков - это самостоятельные юридические лица, их имущество обособлено, находятся они под юрисдикцией нашей страны. Открывать счет вам все равно придется в материнской структуре. Местный же банк может проконсультировать, помочь в подготовке документов для рассмотрения вашей заявки, например, переслать вашу кредитную историю. На деле не самая простая процедура. С другой стороны, в некоторых странах, в той же Австрии, кстати, предусмотрены 100-процентные гарантии по вкладам, но, если не ошибаюсь, эта антикризисная мера действует только до конца года.

Насколько реален (прогнозируем) глобальный коллапс банковской системы в России? Вот в газетах пишут, что вторая волна кризиса будет сильнее первой и сметет с рынка около 200 банков. Кстати, можно ли узнать, какие банки ЦБ приготовил на заклание?

Вторая волна кризиса вполне вероятна. Сейчас ситуация выглядит относительно стабильной, потому что банковская система в рамках антикризисных мер получила значительную ликвидность. Но если просрочка по кредитам продолжит расти столь же стремительно, банки начнут терять платежеспособность. Вряд ли в ЦБ есть списки приготовленных на заклание. Да и число 200 – очень условное. Системообразующие и социально важные кредитные организации, скорее всего, получат поддержку, их попытаются спасти. Если же вторая волна обернется исчезновением двух сотен мелких операторов, то это отнюдь не самое страшное, что можно от нее ждать.

Источник: bishelp.ru



Версия для печати
Назад, к обзору всех новостей на сайте